Яндекс.Метрика

Машина времени

Январь 8, 2018

Когда-то я хотела стать пианисткой. Я уговаривала маму отдать меня в музыкальную школу, а вместо этого вся семья отговаривала меня от этой затеи. Но я была всегда упряма не по годам. Настолько, что осмелилась уйти от дома в два года. Папа тогда работал в ГАИ. Искали меня всем городом, а я была в магазине, на соседней улице. Смелая, упрямая и одна. Мама, кстати, тогда нашла у себя первые седые волосы. И нет, нет, а вспоминая эту историю, вспоминает и о них.

 

К сожалению, упрямство, как и обычный скотч, не многоразовое. Каждый раз, приклеивая и отклеивая, теряется весь его дар — соединять необходимое. Так, и с моим упрямством. Если бы оно не утратило всю свою мощь, я, наверное, добилась в жизни намного больше, чем в моей реальности. 

Я иногда думаю, что это связано с тем, что все вокруг боролись с моим упрямством. В конце этих мыслей мне всегда становится стыдно и я решаю прекратить перекладывать ответственность за собственную пассивность на других.

 

Иногда я оправдываю угасание упрямства ростом собственной лени. Иногда изобилием страхов. Вообще, у меня богатая фантазия.

По итогу я закончила музыкальную школу, но пианисткой не стала. Возможно, если бы преподаватели не раздавали каждое занятие своё профессиональное клеймо: «Ксюша очень трудолюбивая и старательная девочка, но слуха у неё нет» я бы занималась дома в полную силу и моего энтузиазма хватило намного дальше. 

 

Ещё я хотела быть прокурором. Я любила справедливость, всегда защищала тех, кого обвиняют без причин, всегда бежала к правде. Но в том возрасте я не была способна понять, что правда у каждого своя.

 

Кстати, есть подозрение, что эту мечту положил в голову мне папа, так отчаянно мечтающий о нормальной юридической  карьере дочери. Но и здесь не сложилось. На этапе изучения истории я всё чаще зевала и всё меньше представляла себя в синей форме.

 

Поступив на мат-мех, я мечтала освоить программирование на уровне Антохи К. Мне казалось, что ему подвластен любой язык. На деле, я тупила, кряхтела и никак не могла сопоставить дважды два в программировании. Вот уж правда, из слона не сделать балерину, даже если очень стараться.

 

Конечно, я мечтала о журналистике. Сидела на паре математического анализа (который давался мне легко, к большому удивлению, всех окружающих), а мысленно писала статью на животрепещущую тему. Но мой русский слаб и далёк от идеала. Да и все всегда говорили о моём математическом складе ума. Лучше бы они меня в русский язык с головой погрузили.

Скоро мне стукнет тридцать. И я ощущаю, как подбегая к этой дате, меня берут за шкварки собственные нереализованные амбиции. Плюхают то в горячий кипяток сожалений, то в ледяное огорчение.

 

Мой внутренний голос всё чаще и громче парирует идиотские монологи на тему того, что в тридцать лет неплохо было бы самореализоваться, найти любимое дело, построить крутую карьеру или хотя бы нарожать десяток детишек.

(Если бы знать, наверняка, что следующей будет девочка...)

 

Но дети — это лишь в социальных сетях легко и мило. В жизни, как в сказке, то хорошо, то очень плохо.

 

Первый год жизни сына я была так счастлива, что читая откровения депрессующих молодых мам, думала, что они не видят дальше своего носа, заморачиваясь на собственном эгоизме. А потом мы перестали спать и пусть подругой депрессией я не обзавелась, но с хронической усталостью познакомилась. 

Порой мне кажется, что я до сих пор от неё не избавилась. Хотя спать мы стали лучше. Всего 3-4 пробуждения за ночь, без укачиваний. Спи не хочу. Но тело до сих пор не может набрать свои былые обороты. 

А ещё малыши растут, появляется характер, манипуляции, непослушание, агрессивность, капризы.

Где-то с августа месяца я начала учиться быть строгой, порой страшно-строгой. Морально это было так тяжело для меня. Зато сейчас мы видим плоды нашего труда с мужем.

 

Мы выходим из детского мира без слёз и покупок, легко, с улыбкой. Находясь в компании с другими детьми, возраста Мира, мне не бывает стыдно за его поведение. Не всегда, но всё чаще он слушается и прекращает делать то, что не по нраву взрослым. И это труд, о котором не пишут в книжках о счастливом материнстве. Лишь в талмудах специализированной литературы.

 

В сумме, выходит, что материнство — это такая непрерывная работа над собой. Ты учишься смотреть на свои поступки со стороны, контролируешь слова, эмоции, несёшь на плечах груз ответственности за жизнь маленького человека. Но всё это даётся так естественно и по силам, словно каждый день твои способности усиливаются, а твоя выносливость растягивается. Вы растёте вместе.

Именно благодаря осознанию собственной выносливости и эластичности на примере материнства я решила в этом году воплотить свою давнюю мечту. Не попробовать и бросить, как это случалось в моих нелепых попытках в прошлом. А погрузиться и посвятить весь год развитию своей мечты. Убрать лишние пересуды, грязные страхи. Прибавить громкость собственного упрямства на максимум, включая трудолюбие и планирование. Планирование, без которого ничего не выйдет. 

 

Пока я чувствую бушующее стремление, а также переживания на тему «как всё успеть». Но прописав цели, я знаю, что разожгу пламя веры в себе и это выстроит режим всей семьи в идеальные составляющие.

 

Пусть этот год станет моей личной машиной времени. Возврат в прошлое, чтобы изменить собственное настоящее, реализовав мечты и встав на собственный путь под гордым именем «любимое дело».

 

Я надеюсь подводить итоги 2018 года ощущая абсолютную победу над собой.

Друзья, кто со мной?


Яндекс.Метрика